Средневековый банкир Томмазо Портинари, как один из строителей Возрождения



В наше время художникам раздолье: что хочу, то и ворочу, авось, покупатель найдется. Благо, выбор у нынешних ценителей искусства большой, художников и «художников» предостаточно.


То ли дело в старину – художники рисовали только на заказ, никому бы и в голову не пришло малевать что-то по велению вдохновения, а уж только потом пытаться это продать. Сюжеты были, в основном, религиозные, заказчиками выступали церковники или богатые вельможи-донаторы, сюжет и размер работы оговаривался предварительно, более того, нередко к художнику на время исполнения работ приставлялся консультант из духовных лиц, чтобы все соответствовало Писанию.


И так получилось, что именно заказчики, а не сами художники, стали движущей силой Возрождения. В Италии это был, в первую очередь, клан купцов и банкиров Медичи, а чуть позднее – несколько «продвинутых» римских Пап подряд. Именно они делали заказы таким гигантам, как Леонардо, Микеланджело, Рафаэль, Ботичелли, именно они поощряли их новаторские изыскания.

Однако не только в Италии процветала эта практика. На Севере, в Нидерландах происходило нечто подобное. Наш рассказ об итальянце Томмазо Портинари (1424-1501), который «стимулировал» Ренессанс по другую сторону Альп, он умудрился «отметиться» сразу на трех картинах двух известнейших художников Северного Ренессанса – Хуго ван дер Гуса и Ханса Мемлинга; у первого один раз, у второго – два.


Фрагменты створок Алтаря Портинари, Хуго ван дер Гус


Как Томазо оказался в Нидерландах, в то время – части Бургундии? А очень просто – он был директором местного филиала банка все тех же Медичи, а попутно возил отсюда на продажу шерстяную ткань, которая славилась своей красотой и качеством далеко за пределами Нидерландов. А еще он обожал так не похожую на итальянскую живопись местных мастеров – яркую, четкую, изобилующую многозначительными деталями. Занимался он и благотворительностью, благо, средств на это хватало. У себя на родине во Флоренции он содержал семейный госпиталь Санта-Мария-Нова, для бедных, учрежденный его предками еще в 13 веке (интересно, что он существует и сейчас и до сих пор функционирует, как лечебное учреждение).


Для церкви святого Эгидия при госпитале Томмазо задумал заказать исполинский алтарь, общим размером 255 Х 588 см в раскрытом виде! Исполнителем работы в 1475-78 годах стал художник Хуго ван дер Гус. Это необыкновенная работа, и не только по размеру. Она наполнена глубокими смыслами и скрытыми символами, удивительно детально прорисована и просто очень красива. На ней мы можем видеть необычную для того времени композицию – сноп колосьев и две вазы с цветами, символы Воскрешения и Богородицы. Это не что иное, как предтеча нидерландского натюрморта, Золотой век которого наступит в XVII веке.


Натюрморт на фрагменте центральной части алтаря Портинари



Хуго ван дер Гус Алтарь Портинари 1475-78


 Помимо традиционного сюжета – Поклонение волхвов младенцу-Христу – на створках алтаря изображены сами супруги Портинари, Томмазо (левая створка) и его жена Мария Магдалина Барончелли (справа), а также их два сына (Антонио и Пигелло) и дочь Маргарита. Видим мы также святых-покровителей семейства – Марию Магдалину, Маргариту Антиохскую, Антония и Фому (он же Томас, или Томмазо – как и синьор Портинари). К счастью, алтарь сохранился в первозданном виде, мы так и называем его – «Алтарь Портинари»; он уже не находится в госпитале, но совсем неподалеку, здесь же во Флоренции – в галерее Уффици. У исследователей нет никакого сомнения, что эта чудесная работа произвела неизгладимое впечатление на современников и повлияла на творчество итальянцев Доменико Гирландайо и самого Леонардо да Винчи.


Еще один портрет четы Портинари, дошедший до наших дней, а вернее, два портрета – Марии и Томмазо – были написаны другим художником того же времени – Хансом Мемлингом. Он был немцем по рождению, но всю жизнь прожил в Брюгге, на одной улице с Хуго ван дер Гусом, возможно, они даже были близко знакомы. Портреты были написаны за семь лет до Алтаря Портинари – в 1470-71гг, в скором времени после женитьбы пары. Хуго ван дер Гус потом явно «позаимствовал» у Мемлинга наряд синьоры Портинари – черное одеяние, высокая шапка-геннин и даже шейное украшение такое же. Ранее портреты были створками небольшого алтаря, центральная часть которого не сохранилась и была, скорее всего, посвящена Богородице. Поражает изысканная натуралистичность изображений и глубокий их психологизм, а ведь это всего лишь XV век! Оба портрета сейчас выставлены в «Метрополетен-музее» в Нью-Йорке.


Ханс Мемлинг Портреты четы Портинари, 1470-71


Удивительно, но есть и еще одно изображение Томмазо! И причем совершенно без одежды! Речь идет о знаменитом алтаре того же Ханса Мемлинга «Страшный суд», написанном еще ранее – 1466-70 гг. Обнаженный Томмазо сидит в одной из чаш весов архангела Михаила, изображая Праведную душу. Поразительно, но это… совершенно чужой алтарь! Его заказчиком был его предшественник на посту директора банка некий Якобо Тани. Алтарь предназначался для церкви бенедиктинского монастыря Бадиа-Фьезолана во Фьезоле (что-то вроде корпоративного храма сотрудников банка). Когда работа над алтарем уже близилась к концу, как раз сменились директора банка, Якобо пошел в подчинение Портинари. По всей видимости, Томмазо хорошенько надавил и щедро заплатил, чтобы его запечатлели в самом центре понравившейся ему картины. К несчастью, алтарь не попал по назначению – его отбили ганзейские пираты во время морского путешествия в Италию, решив, что корабли английский (у Ганзы в то время с Англией была война). Так алтарь попал в Гданьск, входивший тогда в Ганзейский союз, и даже вмешательство римского Папы не помогло вернуть прекрасное произведение в Италию – алтарь там и поныне.


Ханс Мемлинг Страшный суд 1466-70


Томмазо тоже не очень хорошо кончил – его бургундский покровитель Карл Смелый был убит, не вернув банку колоссальные долги, карьера Портинари покатилась под откос, и он умер в бедности в возрасте 67 лет.

 

Ханс Мемлинг Страшный суд 1466-70 фрагмент


И никто бы сейчас не вспомнил неудачливого банкира второстепенного филиала банка Медичи, если бы не его щедрость и прекрасный вкус в живописи. И мы даже через 550 лет знаем, как выглядел смелый авантюрист, покровитель искусств и один из «строителей» Возрождения – Томмазо Портинари.


История Бабушки Мозес

iqitcookielaw - module, put here your own cookie law text