История художницы-самоучки Анны Мари (Бабушки) Мозес



Ничего не предвещало ей такой судьбы – фермерша, дочь фермера, одна из десяти отпрысков в многодетной семье, сама родившая десятерых, только пять из которых выжили, выработанная и потрепанная нелегкой жизнью, обычная пожилая дама в смешной шляпке; и кто мог подумать, что она начнет карьеру художницы в том в возрасте, когда большинство ее сверстников уже отправились к праотцам?!


Бабушка Мозес


Анна Мари Робертсон родилась в 1860 году в Гринвиче, в штате Нью-Йорк, в семье фермера Рассела Кинга Робертсона. С детства Анна Мари очень любила рисовать (как и большинство детей, впрочем), но времени у нее на это совсем не было, так как семья была небогатой, и с 12 лет девочка вынуждена была работать в домах богатых соседей, помогая вести домашнее хозяйство. Она работала в услужении 15 лет без передышки; так что какое уж тут рисование? В 27 лет она вышла замуж за Томаса Соломона Мозеса, тоже из семьи фермеров. Супруг устроился надсмотрщиком за лошадьми на ранчо, молодожены арендовали ферму на Юге, Анна за свое приданное купила корову и занималась сбиванием масла – все это было бесконечно далеко от искусства.


А потом пошли дети, один да одним; и опять – работа, работа, работа, чтобы свести концы с концами и отложить деньжат. Только в 45 летнем возрасте госпожа Мозес стала хозяйкой собственной фермы, которую они приобрели с супругом в 1905 году, и трудиться теперь приходилось не меньше. Надо сказать, Анна Мария никогда не унывала, она с детства не привыкла сидеть без дела, не любила ныть и жалеть себя. Даже внезапная смерть мужа от сердечного приступа в 1927 году не сломала ее, не заставила пасть духом.


В 1932 году Анну Мари постигло очередное несчастье – заболела туберкулезом ее дочь Анна, живущая в Вермонте, и мать поехала к ней, чтобы ухаживать за умирающей. Именно дочь перед смертью дала ей творческий толчок – она попросила скопировать понравившуюся ей вышивку. Анна Мари с выполнила ее просьбу, а потом сделала еще одну вышивку, и еще одну, и вскоре это стало ее любимым занятием; она раздаривала свои «шедевры» друзьям и знакомым.


К несчастью, сильная боль в суставах все более затрудняла ее рукоделие, иголку тяжело было удержать в руке. Выход ей подсказала сестра: «А помнишь, Анна Мари, ты неплохо рисовала в детстве? Вот и рисуй!». И она стала рисовать.


Картина Бабушки Мозес


Ее картины были искренними, как сама Анна Мари, но простодушными и наивными, как детские рисунки. Она снова стала их раздаривать, но вскоре картин накопилось довольно много, их некуда было девать. Миссис Мозес пыталась продавать их на городской ярмарке. «Я получила приз за свои джемы и фрукты, - рассказывала потом Анна Мари, и иронично добавляла: - Но не за мои картины». Изредка ей удавалось продать редкие свои работы, но за них не давали более 1-2 долларов. Женщина не унывала – все же хоть какая-то помощь в оплате счетов.


В 1936 или 37 году жена местного аптекаря предложила госпоже Мозес с ее картинами поучаствовать в ежегодной дамской ярмарке-обмене, и сама выменяла у нее одну картину, которую разместила в витрине аптеки своего мужа. Так бы и забылась картина со временем, засиженная мухами и выцветшая, но тут случилось чудо: через год она попалась на глаза путешествующему нью-йоркскому коммерсанту и коллекционеру Луису Кальдору. Что уж там он смог усмотреть в немудреной картинке, написанной дрожащей рукой 78-летней старушки, только он от этой наивной живописи пришел в неописуемый восторг. Он во всеуслышание заявил, что сделает Анну Мари «звездой», чем вызвал ироничные улыбки близких – никто не принимал живопись Анны Мари всерьез, ее картины считали чудачеством.


Живопись Бабушки Мозес


Не смотря всеобщий скепсис, Кальдор выкупил несколько ее картин и подарил госпоже Мозес ее первые профессиональные краски и холсты. В 1939 году ему удалось пристроить три ее работы на полузакрытую выставку «Неизвестные современные американские художники» в Музее современного искусства в Нью-Йорке, но картины «Бабушки Мозес» остались незамеченными. Однако Кальдор с упорством сумасшедшего продолжал обходить музеи и галереи, настойчиво предлагая выставить работы своей подопечной, и везде встречал отказ: даже если картины нравились, смущение вызывал возраст художницы - никто не хотел вкладывать средства в «раскрутку» автора, который легко мог умереть через пару лет просто от старости.


Только в 1940 году удача улыбнулась - Кальдор познакомился с владельцем Галереи Сент-Этьен

Отто Каллиром, эмигрировавшим недавно из Европы. Отто был весьма «продвинутым» для того времени, он не считал, что для таланта обязательно нужно с юности учиться и практиковаться в живописи, примером тому служил опыт таможенника Анри Руссо и экономиста Василия Кандинского. Келлир выставил работы мадам Мозес и назвал свою выставку провокационно: «Что нарисовала фермерша?». Работы старушки получили лестные отзывы, она имела скромную, но благосклонную прессу. Тогда же ее все стали звать «Бабушка Мозес».

 

Произведение Бабушки Мозес


Настоящий фурор произвела ее живопись позднее, когда ее работы были выставлены на всеобщее обозрение в универмаге «Гимбелз», сюда прибыла собственной персоной и сама Бабушка Мозес. С собой она взяла всю ту же супругу аптекаря, поспособствовавшую ее известности. Журналисты осаждали старушку в шляпке с вуалькой, и она бесхитростно рассказывала им о себе, своей живописи, о ферме и о джемах с вареньем. «Чем бы я занималась, если бы не стала рисовать? – говорила она, - Не знаю, что-нибудь да делала бы: разводила бы цыплят, пекла бы блинчики…». Ее своеобразное обаяние и простодушие покорили публику, как и ее наивные картины. В течении последующих несколько лет о ней узнала вся Америка, ее картины стали покупать в качестве сувениров, Отто Каллир выпустил книгу о Бабушке Мозес, ее работы печатали на открытках. В 1949 году Бабушка Мозес отправилась в Вашингтон, чтобы получить специальную награду от президента Трумэна.

 

Вопреки насмешкам скептиков она все-таки стала настоящей «звездой», живым воплощением «американской мечты», успешной и состоятельной женщиной. Картины рисовала до глубокой старости, почти до конца жизни, ее наследие составляет более 1000 работ. Словно назло тем, кто в нее не верил когда-то, Бабушка Мозес прожила 101 год и тихо умерла в 1961 году.

 

Могли ли представить себе те, кто на заре ее творчества покупал ее картины из жалости, платя за них 1 доллар, что со временем их стоимость возрастет десятки тысяч раз?! В 2004 году работа Бабушки Мозес «Старый пестрый дом» 1942 года была продана на аукционе за 60 000 долларов.



Цветы несчастной Серафины